Негативные самовнушения

Согласно учению монахов, мысли выражаются разнообразными формулами, которые нас или к чему призывают, или определяют определенное суждение о человеке или ситуации. Большинство мнений можно одеть в слова. Они имеют на нас магическое влияние, сила которого выходит из нашей же головы. У нас «звучат» определенные слова, и, хотя мы не хотим их слушать, слышим, что они нас к чему подталкивают. Приведем несколько примеров из сборника высказываний Отцов пустыни с IV века:
Меня терзают мои мысли, они говорят мне, что я не способен ни к посту, ни к труду - так пошел бы по крайней мере заниматься больными, потому и это любовь (Аро 49).

Один брат признался авве Пимену: «Меня беспокоят мои мысли: они наговаривают меня не беспокоиться о своих грехах, а говорят глядеть на недостатки брата» (Аро 192).
Соблазны всегда проявляют себя в мыслях. Когда старец Зенон, измученный дорогой, сел отдохнуть у поля с огурцами, ему пришло в голову:
«Возьми себе один огурец и съешь. Что же тут такого? »(Аро 240).

Мысли преимущественно становятся для нас внутренними приказами и очень часто ведут в плохом направлении. Время - представляют нам действительность в кривом зеркале, и это приводит к тому, что мы неправильно оцениваем самих себя и свое окружение. Так, старцу Изидоры каждый раз приходил помысл: «Ты великий человек» (Аро 362). Это возбуждало в нем гордость, пренебрежительное отношение к людям и самовосхваления перед Богом. Древние монахи считали это если не грехом, то по крайней мере ошибочно установкой.
Евагрий Понтийский в «Антиретикони», своем большом произведении, посвященном самовнушением, связывает негативные мысли с восемью духовными недостатками, которые отдаляют нас от Бога и отдают во власть демонов. Каждая духовный недостаток вызывает определенные самовнушения, которые склоняют нас к тому, чтобы им поддаться, и становятся причиной наших фальшивых убеждений. Когда оставим этим внушением много пространства в своей душе, то духовный недостаток овладевает нами и отделит от Бога. По представлениям древних монахов - делает нас добычей демонов.

Первые три недостатка: неумеренность (обжорства), нечистота и жадность - отвечают трем главным человеческим вожделением: владение имуществом, наслаждение и власть, - а также признание и успех. Как самовнушения это выглядит так: «Мне очень нужно. Я должен это иметь. Почему должен от этого отказываться? Имею на это право». В зависимости от уровня развития каждого отдельного человека удовлетворения этих пожеланий или ограничивается такими самовнушением и мыслями, или же не ограничивается. Многие люди, безусловно, идут по своим вожделением и удовлетворяют его не раздумывая. Они просто должны есть, когда что-то съедобное попадает им в руки, отдаются сексуальным вожделением и испытывают потребность покупать определенные вещи, не осознавая этого. Обычно вожделения выглядят в виде внутренних приказов, которые побуждают нас удовлетворить ту или иную потребность. При этом влечение часто прикрываются якобы умными аргументами. Ведь было бы слишком примитивно так запросто стать добычей своих пожеланий. Думаем, что мы уже поднялись над этим уровнем развития. Поэтому наши мысли убеждают нас в том, что очень полезно было бы иметь определенные вещи и это помогло бы нам в самореализации, что благодаря этому мы могли бы помочь другим.
Несколько примеров из «Антиретикона» покажут, какие самовнушения, по мнению Евагрия, приходят в соответствии с тремя главными пожеланиями. Возможно, мы узнаем в них и некоторые наши мысли. Говоря о грехе невоздержности, Евагрий приводит такие самовнушения: «Пост мне ни к чему». «Мне не хватает еды». «Не истощай себя постами. Пост вредит твоему здоровью». Мысли вызывают у нас также страх заболеть, если не съедим того и другого. Они тщательно подсказывают, где и что нас болит, побуждающие к преувеличенной заботы о своем здоровье и ярко представляют то, что нам необходимо, чтобы избежать возможных недугов. Спокойно перебирая эти мысли, открываем, что они не чужие и нам. Как часто они приводят к алкоголизму и ликомании. Понятно, что наша проблема не в том, что нам не хватает еды и нытье. Но порой мы думаем, что для того, чтобы просто быть здоровыми, должны иметь еще те или иные лекарства, здоровые продукты, некий самодельный препарат и еще травяной чай. И тогда открываем в себе мысли, подобные тем, что описывал Евагрий: мысли, кружащиеся только вокруг нашего телесного добра, при малейшей телесной боли внушают всевозможные болезни и втягивают в лишние хлопоты.

Греху нечистоты, за Евагрием, нас проводят такие мысли: «Ты никогда не справишься со своей сексуальности». «Я имею право удовлетворять свои сексуальные потребности». «Бороться с половым влечением нет смысла». Однако зачастую нечистота выражается в сексуальных фантазиях, когда представляем интимные отношения с женщиной. Часто убеждаем себя, что общение с женщиной нам не может повредить, ведь мы говорим с ней о духовных делах. С другой стороны, опасность кроется и в том, что мы переоцениваем силу сексуальности и считаем себя беспомощными перед ее властью. Так же опасным Евагрий считает и постоянное самобичевание, когда человек не мог противостоять сексуальной тяге. Ведь, упрекая себя, мы постоянно возвращаемся воображением до тех сексуальных сцен. Они свидетельствуют не о чем другом, как о скрытом, неосознанное желание постоянно находиться с желанным предметом, лелеять сексуальные фантазии, хотя и признаем их нечистыми, дьявольскими. Таким образом, предоставив общению негативную окраску, лицо продолжает мысленно заниматься тем, что захватывает и привлекает. Часто мы, опасаясь непосредственное удовлетворять сексуальное влечение, делаем это в форме самообвинений. Но это не выход, потому что мы и дальше сконцентрированы на своей сексуальности. Справится с ней может только тот, «кто ее к себе допустил, принял, примирился с ней. Тогда ее можно интегрировать и утихомирить. Одним из самых опасных самовнушений, по Евагрием, есть мнение, которое убеждает нас, что «демон нечистоты никогда не отступит от нас». Вместо этого мы должны постоянно повторять себе, что «демон разврата, когда будет побежден, отойдет от нас и уступит место рассудительности и спокойствия».

Грех жадности оказывается в таких внушениях: «Самому не хватит, когда все будешь раздаривать». «Должен больше работать, чтобы обеспечить себя на будущее». Бывает, что мы упрекаем собственном совести, подав милостыню нищему: хорошо мы поступили или нет? Пожалуй, он воспользуется этим не к добру. Часто наши мысли кружатся вокруг денег. Мы переживаем, их хватит, думаем, как лучше их вложить.

И чувствуем, что их никогда не хватит, что мы никогда не сможем вырваться из порочного круга постоянно растущих потребностей. Это дьявольский круг выражается в нашем сознании именно через мысли. Но его корни лежат глубже. Это врожденный поезд, который имеет свое оправдание, - ведь речь идет об ответственном жизни, - но часто превышает меру. Анализ мнений и самовнушений показал бы нам, насколько преувеличенным у нас стремление иметь и тесно связанное с ним стремление быть признанным, что и вызывает у нас внутреннее беспокойство и недовольство.

Еще более важную роль играют негативные самовнушения в трех следующих духовных пороках, которые вытекают из неупорядоченного восприятие своих чувств, - ими являются грусть, гнев и апатия. В печали мы умиляемся над самими собой и кружим только вокруг собственных проблем, но в то же время не даем возможности нам помочь, не принимаем помощи. Наконец, мы наслаждаемся нашим грустью, крепко ее держимся, нуждаемся в нем, чтобы не меняться самим. О пребывании в печали свидетельствуют такие фразы: «Мне так трудно, никто не заботится обо мне, я такой недотепа, я больше не могу. Никто меня не любит. Все у меня наперекосяк. Никогда с этим не справлюсь». Причиной грусти основном слишком высокие требования к себе и своему окружению. Мы ненасытные в своем желании успеха и владения, внимания и признания. А поскольку чрезмерные желания не исполнились, то чувствуем себя больными, обремененными, раздраженными, впадаем в уныние, чтобы таким образом привлечь к себе внимание. Кто-то должен наконец позаботиться обо мне, ведь мне так трудно. Но как только какой-то человек действительно захочет освободить меня от грусти и помочь мне решиться на шаг в сторону полноценной жизни, я отказываюсь и отступаю. Я нуждаюсь грусти, чтобы оставаться в иллюзии, что в моих неудачах повинны другие люди.

Евагрий перечисляет такие характерные для грусти самовнушения: «Нет смысла, Бог все равно мне не поможет». «Я оставшиеся в одиночестве, Бог и Его ангелы не заботятся обо мне». «Меня преследуют демоны, они держат меня в своем плену». «Мои родители вскоре умрут, как я тогда буду жить?». Часто грусть выражается как страх перед безумием или в мыслях, что все сделано неправильно, жизни потеряно, и ничего уже невозможно спасти. Важным чувством, которое появляется в печали есть страх перед собственной немощью, перед силой демонов. Тогда мы навязываем себе мысль, что не доросли до таких испытаний. Вместо того чтобы бороться, убегаем в собственную слабость, разжигаем жалость к себе, убеждаем себя, что эта борьба более наши силы. Окончательное решение о том, какими словами я встречу вызовы жизни, всегда остается за мной. Или я скажу себе: «У меня ничего не получается», или: «Не боги горшки обжигают», - это зависит только от меня. Погруженный в печаль, я выбираю пассивность, бесплодные жалость к себе. Мысленно я преувеличиваю вызовы жизни и свою слабость, чтобы не заставлять себя выходить на поле боя. В то же время, убеждая себя в этом, я не замечаю, что становлюсь нечестным по отношению к себе самому. Я не усматриваю своей силы, а сосредотачиваюсь все внимание на своих слабостях. Я не хочу становиться взрослым - предпочитаю, чтобы кто-то со мной нянчился.

Духовный недостаток гнева проявляется в том, что в постоянных внутренних разговорах с собой, в которых мы на кого-то злимся, мы желаем этом «кому» зла, осуждаем его, ищем слабые места в высказываниях о нас, а потом мысленно расправляемся с ним, компрометируем, высмеиваем. Говоря о гневе, Евагрий приводит мнения, которыми мы обвиняем других и строим по ним худшие подозрения: «Он ни о чем не заботится, живет сегодняшним днем». Бывает, что проклинаем, обижаем, очерняем. Заводим внутренние споры и с мизерных поводов даем волю гневу и злобе. Или придумываем слова, которые могут ранить человека. Ищем причины, чтобы не помириться, изобретаем оправдания образам, которые мы нанесли. Если позволяем этим мыслям находиться у нас, они внутренне пожирают нас, делают озлобленными, ворчливыми, агрессивными. Мы тогда постоянно имеем плохое настроение. Повсюду вносим беспокойство, боремся с врагами, которые чаще всего являются плодом нашего воображения. На свое окружение смотрим как на враждебное, реагируем на него агрессивно и гневно, а тем самым вновь переворачиваем все вверх ногами.

Духовный недостаток печали (или иначе - акедии, уныния, апатии) выражается в таких внушениях: «Это мне ничего не дает, нет желания, все это не имеет смысла. Зачем делать усилия, браться? »Такие фразы лишают нас внутренней силы и делают калеками. Евагрий называет мысли и самовнушения, свидетельствующие о состоянии, когда мы не имеем никаких желаний. Это недовольство выполняемой работой, поиск интересной и легкой. Мы мысленно обвиняем других, чтобы самим не делать усилий над собой. Постоянно находим причины, по которым бы не стоит работать над собой. Чрезмерно расписываем трудности своей жизни. Погружаемся в уныние, потому что другие постигли больше нас. Представляем себе, сколько еще всего придется снести. Недовольные местом, в котором мы живем, и рисуем в воображении картины, насколько легче было бы жить где-нибудь. Это касается не только физического места, но и жизненной ситуации. Полагаем, что другим ведется лучше, и только на нас Бог положил такую тяжелую ношу. Сравниваем себя с другими и таким образом подкармливаем в себе недовольство. В душе все проклинаем, ко всему ощущаем сразу и в конце концов убегаем в сон. Негативные мысли угнетают нас, мы плачем, как ребенок, которой никто не занимается, не утешают его и не любят, а все вокруг такие суровые и бессердечные.

Два следующих недостатки имеют более духовную природу. Пустословие и гордость внушают нам фальшивое отношение к другим людям и к Богу. Тщеславная человек непрестанно потирает руки: «Как хорошо я это сделал. Это должны заметить. Никто не способен сделать так хорошо, как я ». Евагрий приводит некоторые типичные для духовных лиц внушение: «Я должен произносить проповеди, потому что они производят сильное впечатление». «Ты - известный человек. Все знают о твоих духовные устремления». Пустословие проявляется также в том, что мы постоянно обдумываем слова, которые, скажем, в науку людям, чтобы импонировать им своей набожностью и мудростью. Мы хотим, чтобы люди приходили к нам за советом. Считаем себя лучшими других и выделяем себя среди людей. Наслаждаемся собственным словам и представляем себе, какое огромное впечатление они произвели на других. Пустословие говорит нам следующим формулам: «Посмотри, тебя ценят, ты получил дар исцелять». В мыслях сами себя рекомендуем считаем, что достойны быть священниками и наставниками, хотим постоянно доказывать себе, какие мы хорошие и исключительные. И никак не замечаем, что обманываем себя - что не кого, а сами себя поучаем, как следует сделать то или другое, не замечаем, что должны лихорадочно подносить свой вес в глазах, потому что еще не приняли, не по акцептовали самых себя.

Спесь (гордыня) выражается следующим формулам: «Я умнее их всех, я могу сделать это лучше, чем они, пусть радуются, что у них работаю. С такими я не связываюсь. Пока знаю себе цену». Евагрий приводит еще и другие самовнушения: гордый убеждает себя, что он Божий избранник - святой Божий, вполне чистый и способен допустить к себе плохие мысли. Он унижает святых, чтобы самому показаться в выгодном свете. Он кичится и думает, что собственными силами достиг познания и опыт Бога. Или богохульствует, мол, Бог ему не нужен. Признаком гордости, за Евагрием, есть насмешка над людьми и выявление их ошибок. Гордый говорит себе: «Смотри, ты стал совершенным монахом», «Смотри, ты преодолел своих врагов». Примечательно для гордости также постоянное осуждения людей. Гордый гудит каждого, кто попадает ему на глаза. Он постоянно мысленно журчит: «Тот делает это не иначе, как из эгоистических соображений. Сразу видно, что у него есть свой интерес и уже заврался до края». Зато себя возвышает, считает совершенным, думает, что не допускает тех ошибок, что другие братья.

Мысли всегда формируются у нас в виде постоянно повторяющихся в уме моделей. Именно они могут привести нас к неправильному пониманию восьми духовных недостатков. По крайней мере так думает об этом Евагрий, такое понимание создала монашеская традиция. Негативные помыслы Евагрий часто называет демонами. А представляет себе это так: демоны подбрасывают нам определенные помыслы, убеждают нас в их правильности и таким образом утверждают в грехах. Сформулированные мысли производят наши позиции, и наоборот, наши позиции выражаются определенным формулам. Самовнушение и внутренняя позиция взаимосвязаны и взаимообусловленны. Излишне спрашивать, что является первым: самовнушение или позиция. Окончательно проблема заключается в том, чтобы освободиться от неправильной позиции. И здесь для Евагрия начинается борьба за помыслы. Чтобы во мне действовала добродетель, а не грех, я должен повторять положительные формулы вместо отрицательных. Негативные самовнушения характерные для негативных позиций и укрепляют их, а положительные - является признаком здорового отношения к жизни и меняют наши позиции на хорошо. Этот опыт древних монахов актуален и сегодня. Он показывает, как можно постепенно изменять самого себя путем упражнений, доступных каждому человеку доброй воли.

Ансельм Грюн

 

Понравилась статья, поделись с друзьями!!!